text
MCFR.KZ Образование

Легенды о казахских народных музыкальных инструментах

  • 11 июля 2018
  • 3261
Легенды о казахских народных музыкальных инструментах
Легенды о казахских народных музыкальных инструментах

Из седой древности до наших дней дошла казахская народная легенда о неземном, сверхъестественном происхождении музыки, пения. Она рассказывает о том, что парящая высоко в небе божественная песня, пролетая над великой степью казахов-кочевников, опустилась очень низко, поэтому народ, услышавший ее, от природы наделен большим музыкальным даром и способностями.

Читайте также эту статью на казахском языке


По данной теме читайте статьи:

Казахские народные музыкальные инструменты: сценарий занятия

Волшебные звуки домбры

Музыкальная культура казахов


В народе говорят: «Бог вложил в душу каждого казаха частицу кюя с момента его рождения».

Не случайно, люди пришлые, «со стороны», наблюдавшие за жизнью и бытом казахов в XVII-XIX вв., не без удивления и восхищения отмечали сильно бросающуюся в глаза способность народа к творчеству, стремительной музыкально-поэтической импровизации, широкую вовлеченность в сферу музицирования всего населения – от младенцев до глубоких старцев.

Каждый половозрастной клан имел в казахском традиционном обществе соответствующий набор музыкальных инструментов и жанров, репертуар и исполнительские формы. Дети развлекались игрой на глиняных духовых инструментах – саз сырнай, тастауке, ускирике, которые «под рукой» мастера или самого ребенка приобретали причудливые формы животных, птиц, рыб, многоголовых коней, ярко разрисованных и покрытых сверкающей глазурью.

Через исполнение детских песен и музыкальных игр, материнскую колыбельную и песни-поучения взрослых мужчин (осиет олен) малыши познавали окружающий мир и становились полноправными членами своей социокультурной общности.

Казахский народный музыкальный инструмент: домбра

Казахи вели кочевой образ жизни и в пути большие инструменты могли им мешать, поэтому все музыкальные национальные инструменты не занимают много места. Из аула в аул кочевали народные певцы-акыны, принося с собой радость и веселье. Там, где появлялся акын, исчезали грусть и печаль.

Гость радуется песенному гулу,

Не ведая ни грусти, ни хандры.

У нас, дружок, не сыщешь ни аула,

Ни даже дома без домбры!

Акыны, исполняли на домбре легенды, которые потом разносились по всей необъятной степи. Много разных легенд сложено о домбре.

Давно это было. Кочевал по степи жестокий Жошы хан. Никого не любил он, кроме своего единственного сына. Красив был молодой хан и ловок, равных себе не знал ни в борьбе, ни в скачках, и больше всего любил он охоту.

Как-то раз отправился он поохотиться со своими верными слугами, и увидели они вдалеке стадо пасущихся куланов, вожаком которых был старый хромой кулан.

Словно вихрь налетели они на них, и посыпались градом безжалостные стрелы. Одна стрела пронзила маленького куланенка, и тот упал. Над ним склонился хромой кулан. Вдруг он помчался быстрее ветра, увлекая за собой молодого хана. Долго гнались за ними слуги, но так и не догнали. Шли они по следам юноши и вдруг увидели его распростертым на дне оврага, над ним стоял старый вожак.

В страхе бросились бежать слуги и пришли в аул Жошы хана. Словно туча стоял хан и смотрел на джигитов. И сказал грозный хан: «Кто расскажет мне о гибели сына, тому я залью в горло кипящий свинец». В страхе попятились джигиты. И тут из толпы вышел старик-аксакал.

Он держал в руках неизвестный музыкальный инструмент. И вдруг акын заиграл на нем, и все услышали стук копыт, звон тетивы, свист стрел, крики раненых куланов. Затем музыка заиграла погоню, и внезапно инструмент вскрикнул, словно раненый юноша упал на землю и затих.

– Ты принес мне весть о гибели сына! – вскричал Жошы хан.

– Хан, я не промолвил ни слова. Обо всем рассказала моя домбра. Накажи ее.

В гневе приказал хан плеснуть в середину инструмента кипящего свинца, но от этого он не стал хуже, просто в середине появилась маленькая дырочка. Вот что может сделать волшебная сила искусства.

Этот инструмент имеет свои аналоги во многих народах. В русской культуре есть схожий по форме инструмент домра, в таджикской культуре – думрак, в узбекской – думбыра, думбрак, похожий по форме дутар, в киргизской – комуз, в туркменской – дутар, баш, думбыра, в башкирской – думбыра, в ногайской культуре приазовья – домбыра, в турецкой – саз.

Отличаются эти инструменты иногда количеством струн (до 3 струн), а также материалом, из которого изготовлены струны (нейлон, металл). Несмотря на разные названия этого щипкового музыкального инструмента, который существует в культуре тюркских и некоторых монгольских народов, домбра имеет только одно значение.

Возможности домбры безграничны. Так, например, западно-казахстанские мастера увеличили количество ладов, а умельцы их Восточного и Центрального Казахстана – количество ишеков (струн).

Домбра – самый любимый и распространенный инструмент в музыкальном быту казахов. Казахская домбра – это щипковый двухструнный инструмент, изготовленный из цельного куска дерева: ели, клена, но встречаются и клееные экземпляры. Применяется и как аккомпанирующий, и как сольный инструмент в казахской народной музыке. Многие современные музыканты включают в свои композиции звучание домбры.

Конструкция казахской домбры немного отличается в зависимости от региона. Так на западе, в Прикаспийских степях, домбра имела округлую каплевидную форму с тонкой длинной шейкой. Лады-перевяз перне, как и струны, изготавливались из бараньих или козлиных кишок.

В центральных и восточных регионах Казахстана домбры делались с плоской нижней декой и короткой толстой шейкой. В восточно-казахстанских домбрах навязывались 7-9 ладов, что обеспечивало игру аккомпанемента или исполнение песенных мелодий.

Разные формы домбр были обусловлены особенностями двух исполнительских традиций. Для исполнения быстрых, виртуозных токпе-кюев нужно было, чтобы левая рука могла свободно перемещаться и скользить по грифу. Поэтому гриф западных домбр был тонким и удлиненным. Эти технические приемы были неприменимы при исполнении на восточных домбрах с широким укороченным грифом.

Размеры инструментов и формы корпусов влияли на силу звучания: чем больше размеры, тем громче домбры. На характер звучания влияла и техника правой руки: в токпе-кюях звук извлекался на обеих струнах сильными кистевыми взмахами, а в шертпе использовались мягкие щипковые переборы струн отдельными пальцами. Таким образом, между устройством домбр и кюями, которые на них исполняются, существовала тесная связь.

Казахский народный музыкальный инструмент: шертер

Древний казахский трехструнный щипковый инструмент, напоминающий домбру, но гораздо меньше ее по размеру, отличающийся также коротким грифом без ладов и более сильным звучанием.

Шертер изготавливали из цельного куска дерева, придавая инструменту изогнутую форму, а корпус обтягивали кожей, затем натягивали 2 струны из конского волоса или из жил.

Изготовление шертера из цельного куска дерева связано с поверьем, что только в таком инструменте сохранится душа дерева, которая будет звучать в инструменте.

Как правило, шертер имел лишь один колок, поэтому обе струны продевали сквозь головку, а затем одну из них закрепляли к колку, а другую – прямо к головке. Струну, закрепленную на головке шертера, натягивали рукой, вторую же, прикрепленную к колку, подстраивали соответственно высоте звука первой струны.

Согласно преданиям, на этом играли пастухи, созывая овец. На его красивый звук слетались птицы и садились рядом с музыкантом. В далеком прошлом игра на шертере сопровождала исполнение эпических сказаний и песен.

Казахский народный музыкальный инструмент: жетыген

Казахский древний семиструнный щипковый инструмент, напоминающий по форме гусли или лежачую арфу. Наиболее древний тип жетыгена представлял собой продолговатый ящик, выдолбленный из куска древесины. На таком жетыгене не было ни верхней деки, ни колков. Струны натягивались рукой с наружной стороны инструмента.

Позднее верхняя часть жетыгена была накрыта деревянной декой. Под каждую струну подставляли с двух сторон асыки, выполнявшие роль колков. Передвигая их, можно было подстраивать струну.

В глубокой древности в одном ауле жил старик. Было у него 7 сыновей. Однажды холодной зимой из-за джу́та (массового падежа скота из-за гололедицы) люди остались без еды, и в доме старика поселилось горе. Смерть одного за другим унесла всех сыновей. После смерти старшего сына Кании убитый горем старик выдолбил кусок иссохшего дерева, натянул на него струну и исполнил кюй «Карагым» («Родной мой»).

После смерти второго сына Тореалыма старый отец натянул вторую струну и исполнил кюй «Канат сынар» («Разбитое крыло»), третьему сыну Жайкелды он слагает кюй «Кумарым» («Любимый мой»); четвертому, Бекену, посвящается кюй «От сонер» («Погасшее пламя»), пятому сыну Хауасу сочиняет «Бакыт кошти» («Утерянное счастье»), шестому сыну Жулзару – «Кун тутылды» («Затмившееся солнце»).

После утраты последнего младшего сына Кияса старик натягивает седьмую струну и исполняет кюй «Жети баламнан айрылып куса болдым» («Горе от утраты семи сыновей»).

Извлекая из инструмента звуки, полные скорби, исполнитель в различных по характеру мелодиях показывает образы своих детей. Эти импровизированные мелодии получили дальнейшее развитие и дошли до нас в форме инструментальных пьес-кюев под общим названием «Жетыгеннын жетеуы» («Семь кюев жетыгена»).

Казахский народный музыкальный инструмент: кобыз

Кобыз имеет ковшеобразный корпус, короткую, дугообразно-изогнутую шейку, большую плоскую головку и состоит из выдолбленного, обтянутого пузырем полушара с прикрепленной к нему наверху ручкой и с выпуском внизу для утверждения подставки. Две струны, навязываемые на кобыз, свиваются из конских волос. Общая длина инструмента 600–730 миллиметров.

Играют на кобызе, сжимая его в коленях (как виолончель), коротким смычком. Этот инструмент использовался в древности степными баксы (шаманами-целителями) для различных обрядов.

Кобызы делают из цельного куска дерева. Это один из древнейших способов изготовления музыкальных инструментов в истории человечества, и объясняется он вовсе не технической отсталостью или отсутствием металлических приспособлений.

По древним верованиям многих народов только в цельном куске сохранится живая поющая душа дерева, которая будет звучать в инструменте. Открытый корпус так же, как струны кобыза из пучка 30–60 некрученых конских волос дают очень густой, богатый обертонами тембр.

Имя Коркыта общеизвестно среди многих тюркских народностей в различных трактовках и вариантах легенды о нем. По казахской же версии Коркыт – легендарный отец музыки, создатель песни на земле.

Легенда рассказывает, что Коркыт, смолоду не желавший мириться со скоротечностью человеческой жизни, решил бороться против неизбежной смерти.

Мучимый своими мыслями и гонимый мечтой о бессмертии, Коркыт уходит от людей, но везде и всюду он видит смерть: в лесу: сгнившее и свалившееся дерево говорит ему о своей смерти и о неизбежном конце для самого Коркыта; в степи – ковыль, выгорая под солнцем, говорит ему о том же; даже мощные горы поведали ему об ожидающем их разрушении, неизменно добавляя, что такой же конец ждет и Коркыта.

Видя и слыша всё это, Коркыт в своих одиноких терзаниях выдолбил из дерева ширгай – первый кобыз, натянул на него струны и заиграл, изливая свои мучительные мысли и чувства. Он вложил всю свою душу в эти мелодии, и чудесные звуки его струн прозвучали на весь мир, дошли до людей, захватили и пленили их. С тех пор мелодии Коркыта и созданный им кобыз пошли странствовать по земле, а имя Коркыта осталось бессмертным в струнах кобыза и в сердцах людей.

История кобызового исполнительства была связана с религиозно-магическими ритуалами баксы – шаманов. Кобыз служил средством общения баксы со своими аруахами (духи предков) и духами-помощниками (силы природы и не только). Шаманский инструмент выглядел весьма необычно: головка венчалась перьями филина, была обвешена различными металлическими пластинками в виде роговых завитков, фигур птиц, которые звенели в такт музыке; на дне чаши помещалось зеркало.

Все это были не просто украшения, а шаманские знаки – символы. Кобыз был священным инструментом. Простой народ даже боялся прикасаться к этому инструменту, потому что верил, что кобыз, как и хозяева инструмента обладают чудесной волшебной силой и способны оказывать воздействие на судьбу человека. Согласно преданиям кобыз и кобызовая музыка могли изгонять злых духов, болезни и смерть.

Наряду с этим кобызовая традиция носит не только ритуальный характер, но и связана с эпическим творчеством жырау (певцов), которые в кочевой среде занимали одно из видных мест. Жырау находились обычно при ставке ханов, являясь военными и политическими советниками, воспевая героические подвиги ханов, батыров.

Богат и разнообразен мир музыкальных инструментов. Они становятся поистине волшебными, оживают и обретают свой голос благодаря искусству народных музыкантов-исполнителей, великой силе которых покоряются сердца слушателей.

Источник: журнал «Справочник музыкального руководителя» 

Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Участвуй в наших семинарах

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться
Мы в соцсетях
Простите, что мы прерываем ваше чтение

Мы вынуждены сделать доступ по регистрации, чтобы обеспечить качество публикаций и защитить авторские права редакции.
После регистрации у вас будет доступ ко всем материалам и сервисам на портале.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
Это займет не больше 1 минуты
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль